Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

зима

Давайте знакомиться

Сергей Бакшеев – автор 29 романов, беллетрист, высоким словом писатель назвать себя не решаюсь.
Я с детства любил придумывать таинственные истории. Помню, как меня допоздна не отпускали большие мальчишки, пока я не расскажу чего-нибудь жуткое. Тем не менее, по русскому в аттестате у меня была оценка ниже, чем по точным наукам. Поэтому я стал математиком. Научная работа давалась легко, я защитил кандидатскую, мои статьи переводились и печатались в США.
Однако писательский зуд не отпускал. Мои серьезные рассказы отвергались, а юмористические печатались сходу. Единственный трагический рассказ опубликовали на немецком: в 1992 я стал лауреатом литературной премии «Deutsche Welle» (ФРГ).
С тех пор на премии я не претендую. Единственная моя цель, увлечь читателя своей историей, чтобы в каждый момент ему было интересно – а что там дальше?

Collapse )



Приобрести книги можно здесь:
Amazon Litres   Ozon Labirint Labirint2 Ridero

зима

Сериал "Грешница"

Предпочитаю смотреть детективные сериалы с длинными историями. Когда один сюжет – одна серия, в них все отформатировано и отштамповано, как серийная малолитражка с конвейера. Длинные истории, как правило, самобытны.

На этой неделе посмотрел сериал «Грешница» (8 серий). Начинается он с того, что благополучная женщина, отдыхающая на пляже с ребенком и мужем, неожиданно на глазах у всех убивает совершенно незнакомого парня. Далее начинается расследование, перемежающееся воспоминаниями странной убийцы с детских лет. Оказывается, 5 лет назад у нее был двухмесячный период, о котором она ничего не помнит. Там-то и зарыта разгадка тайны: почему и кого она убила.

Когда я смотрю детективы, то прикидываю, написал бы я такую историю. Вообще я люблю тайны из прошлого, которые раскручиваются постепенно, и сам так пишу. Люблю неожиданные начала, чтобы читателя обухом по голове. Но мне не нравится, когда автор прибегает к провалу памяти главного героя, тем более, делая это ключевым моментом сюжета. Еще я предпочитаю хитрых преступников, которых требуется вычислить и разоблачить. Да, порой я пишу истории, в которых преступник сразу известен, но тогда соль интриги в его противостоянии со следователем.

Короче говоря, «Грешницу» я бы не стал писать, но познакомиться с оригинальной идеей полезно. Кто знает, как она трансформируется применительно к моему творчеству.
зима

Ненависть, понимание, сострадание, любовь

Такой душевный путь проходят герои романа «Невеста Аллаха». (Я продолжаю исповедоваться о своих произведениях)
Толчком к созданию послужили два трагических события. Первое – это захват заложников «Норд-ост» (2002). Люди тогда разделились. Многие были согласны выполнить любые требования террористов. Но были и те, кто готов был мстить: бессмысленно и беспощадно. Я представил себе простого парня, у которого во время этих событий погибает девушка, и он жаждет мести. Так родился рассказ «Норд-ост. Месть». За что получил вспышку агрессии от Интернет-читателей.
Второй толчок – это трагедия библейского масштаба: захват школы в Беслане (2004).  Накануне террористки-смертницы подорвали два самолета, вылетевшие из «Домодедово» и устроили взрыв у метро «Рижская». Тогда писали, что в Москву переправили четырех чеченских смертниц. Три сработали, где четвертая? Помню, прямо в метро у меня возник образ этой девушки. Я представил, как она идет в метро на теракт и судьба сталкивает ее с героем моего рассказа, русским парнем, который ненавидит чеченцев.
Фантазия сразу набросала ключевые сцены конфликта. Я хотел показать, как два диаметрально противоположных человека, разделенных враждой народов, религией, укладом жизни, обоснованно ненавидящих друг друга - постепенно сближаются. Сначала между ними возникает понимание, потом сострадание и, наконец, любовь. Этот процесс происходит в сжатый срок в критических обстоятельствах. Меня так увлекла идея, что я очнулся, когда давно проехал свою станцию.
Роман был закончен в 2005. Журнальный вариант был опубликован в «Подвиге» 2008. Тогда же я подписал договор с АСТ. Терроризм, порожденный войной в Чечне, тема достаточно щекотливая, и издательство опубликовало «Невесту Аллаха» только в марте 2010, когда казалось, что всё улеглось. Планировали с 1 апреля запустить рекламу под слоганом «Страсть, взрывающая мир». И надо же было так случиться, что 29 марта в московском метро террористки-смертницы взорвали две бомбы. А с подобной сцены у меня начинается роман.
Рекламу, конечно, отменили. На книгу были разные отзывы. Вот один из них. Характерно то, что отзыв был опубликован 28-03-2010 в 23:59 за несколько часов до трагедии.
На моей странице    АМАЗОН роман представлен на русском и английском языках.
зима

Отзыв о "Невесте Аллаха"

Вот выдержки из опубликованной рецензии:

Роман Сергея Бакшеева «Невеста Аллаха» остросюжетный детектив лишь по форме. По содержанию это серьезное литературное произведение. Воздействует на читателя оно прежде всего своей актуальностью, которая заключается не в том (как может показаться на первый взгляд), что речь идет о терактах. Актуальность в том, что нам именно сегодня придется учиться жить вместе с народом, который склонен долго помнить мнимые и реальные обиды, известная часть которого, пользуясь терминами Л.Гумилева пассионарна, другая часть в силу объективных обстоятельств недостаточно развита, третья упорно держится за – хорошо ли это, плохо ли – неприемлемые в современном мире ложно понимаемые и иные традиции.
В «Невесте Аллаха» присутствует некоторая неоспоримая логика, которая проявляется не только в форме произведения, но и в его внутреннем, если так можно выразиться, стержне: частный человек, его мотивы и поступки это одно явление, а человек в группе, объединенной происхождением, профессиональной общностью, целями – совсем иное.
Еще одна причина силы воздействия «Невесты Аллаха» в его структуре. Действие разворачивается буквально по часам: с 19.36 31 августа по 16.15 03 сентября. Автор объединил террористические акты, в реальности произведенные в Москве и на авиарейсах. Первые прямые их последствия описаны весьма подробно, все это сделано для более мощного эффекта и вполне оправдано.
Страница за страницей, эпизод за эпизодом наполнены действием так, словно автор испытывает, исследует плотность текста, экспериментирует, насколько он прочен, сможет ли выдержать, и здесь как раз налицо мастерство художника. Эффект крайней, до визуализации, уплотненности письма (и чтения) дополняется исчерпывающими характеристиками персонажей, решенными как в прямых описаниях, так и в диалогах. Для того чтобы вскрыть цели и мотивы этих отвратительных по своей жестокости преступлений, автор выбрал феномен женщин-смертниц, интересный нашему читателю именно в силу своей ментальной чужеродности.
Взаимоотношения чеченской девушки с русским парнем решены по схеме, которую можно проследить еще с М.Ю.Лермонтова, и здесь присутствует элемент классики, опора на нее. У такого повествования не может быть хэппи-энда. Автор далек от прямой публицистики, не «звонит в колокола», но с финалом вполне однозначно дает понять: события – как в романе, так и «вне его» - вовсе не заканчиваются.
Сергей Шулаков