Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

зима

Давайте знакомиться

Сергей Бакшеев – автор 29 романов, беллетрист, высоким словом писатель назвать себя не решаюсь.
Я с детства любил придумывать таинственные истории. Помню, как меня допоздна не отпускали большие мальчишки, пока я не расскажу чего-нибудь жуткое. Тем не менее, по русскому в аттестате у меня была оценка ниже, чем по точным наукам. Поэтому я стал математиком. Научная работа давалась легко, я защитил кандидатскую, мои статьи переводились и печатались в США.
Однако писательский зуд не отпускал. Мои серьезные рассказы отвергались, а юмористические печатались сходу. Единственный трагический рассказ опубликовали на немецком: в 1992 я стал лауреатом литературной премии «Deutsche Welle» (ФРГ).
С тех пор на премии я не претендую. Единственная моя цель, увлечь читателя своей историей, чтобы в каждый момент ему было интересно – а что там дальше?

Collapse )



Приобрести книги можно здесь:
Amazon Litres   Ozon Labirint Labirint2 Ridero

зима

И пусть весь мир подождет

Жутко отвлекают новости последних двух недель. Но, как и планировал, я закончил роман "Богиня следствия" к середине марта! Это продолжение серии "Петля" о следователе Петелиной. Первый роман называется "Точный диагноз".
Я пишу остросюжетную прозу, поэтому стараюсь интриговать читателя с первой главы. Вот какой она получилась в новом романе.

1

Грязные отвалы снега пред подъездом многоэтажки оседали в расползающиеся лужи. Игорь Васильевич Гребенкин сверился с адресом на бумажке. Пятидесятилетний нерадивый папаша впервые приехал в Москву для встречи с взрослой дочерью. Линялая шапка-ушанка из ондатры, вышедшая из моды в прошлом веке, выдавала в нем провинциала. Гребенкин стоял перед домом дочери и терпеливо ждал, как они договорились по телефону.

Хлопнула дверь. Из подъезда выпорхнула девушка с черной гривой волос, завитой мелким бесом. «Как она хороша!» – мысленно ахнул Гребенкин. Распахнутая красная куртка с рыжей меховой подстежкой, белая блузка с откровенным декольте, черная кожаная юбка и высокие бордовые сапоги на шпильках подчеркивали сексуальность девушки.

– Катя! – выдохнул Игорь Васильевич, подавшись навстречу дочери.

Он заметил пунцовое пятно на ее скуле и свел брови.

– Кто?

– С Борькой поцапалась. Вечно недоволен, мразь!

– Я знаю, чем ты вынуждена заниматься. Но я с этим покончу. Для того и приехал. Только покажи мне его!

– Ничего ты не понимаешь. Это моя жизнь.

– К черту такую жизнь! Теперь все будет по-другому. – Гребенкин засуетился, извлекая из кармана коробочку с покатой крышкой. – Вот. Это кольцо я хотел подарить твоей маме. Оно твое, Катя.

– Врешь! Чего же смылся, как только я родилась?

– Меня перевели в другую часть. Я был офицером и не мог…

– Вечно у мужиков оправдания. – Катя примерила колечко с голубым камешком, покрутила ладошкой. Ее лицо немного смягчилось. – Ладно, бабы тоже не ангелы. Сейчас я тебе расскажу такое!

Девушка высоко подняла голову. Ее шея вытянулась, а сузившиеся глаза пытались что-то разглядеть на крыше.

– В чем дело? – обеспокоился Гребенкин.

– Тебя ждет сюрприз! Огромный сюрприз! – нервно залопотала девушка. – Стой здесь, скоро сам увидишь. Папаша.

Катя ладонью остановила отца, пытавшегося увязаться за ней, и забежала в подъезд. Оставшись один, Гребенкин потоптался между луж, невольно вспомнив, что сегодня 1 апреля – день шуток и розыгрышей. Какой сюрприз задумала Катя? Он уже давно отвык от шуток.

Рядом около чистенького серебристого автомобиля «шкода» курили двое мужчин средних лет. Гордый хозяин, прищурив глаз, любовно демонстрировал идеальность лакокрасочного покрытия автомобиля.

– Зацени, сосед. Крышу выправили идеально. Стекла поменяли, покрасили в камере, как положено, и еще полировка. Все за свои кровные!

– Что с девки-самоубийцы возьмешь.

– С шестнадцатого этажа, сука. Не могла рядом шлепнуться.

– Теперь машина смотрится, как новенькая. Не боишься на то же самое место ставить?

Владелец «шкоды» усмехнулся:

– Ну, ты загнул! Два раза в одну воронку бомба не…

И тут женский крик, пронзительный и резкий, как звон разбитого стекла, заставил мужчин задрать головы. Увидев невообразимое, они с ужасом отпрянули. Прошла секунда, и на их глазах на отремонтированную машину грохнулось женское тело. Хрустнули стекла, завизжала сигнализация, мужчины обомлели. У соседа отвисла челюсть, с губы свалилась тлеющая сигарета. Ноги владельца машины подкосились, и он осел на мокрый снег.

Игорь Гребенкин подбежал к машине. Расширенные глаза сразу узнали бордовые сапоги и красную куртку. Девушка упала попой на стык крыши и лобового стекла, а затылком ударилась о капот. Ее лицо закрывали кудряшки, под головой расплывалось кровавое пятно. На свисающей безжизненной руке Гребенкин заметил знакомое колечко с топазом. Отказываясь верить собственным глазам, он откинул черные пряди волос с матового лица девушки и взвыл от боли.

На смятой машине лежала его дочь Катя.