November 5th, 2015

зима

Гуманизм в книге и в душе - непересекающиеся понятия

Никогда не судите о личных качествах писателя по его книгам. Работая, писатель погружается в иной мир, точнее, создает его. Его герои могут быть милыми, добрыми и справедливыми, мораль жизнеутверждающая, а в быту писатель может быть гордецом и семейным деспотом. И это явление не столь уж редкое. Что касается западных либеральных мыслителей, их врожденная ненависть к России порой поражает.
Вот, например, Астрид Лингрен – создательница чудесных сказок про Карлсона и Пеппи, признанные гуманист – записывает в своем дневнике (18 июня 1940 года):
«Ослабленная Германия означает для нас, шведов, лишь одно: русские сядут нам на шею. А если уж на то пошло, то лучше я буду всю оставшуюся жизнь кричать «Хайль Гитлер!», чем иметь здесь, в Швеции, русских. Ничего более отвратительного я не могу себе и представить».
Она подробно описывает со слов случайно встреченной в гостях финки зверства, приписываемые той «русским оккупантам», включая расстрелы детей, изнасилования и распятие на крестах финских женщин. «Господи, сделай так, чтобы русские не пришли сюда!» — заключает писательница.
Когда война уже идет полным ходом, становятся известны жуткие подробности немецких концлагерей, Лингрен все равно не сомневается, что «среди немцев есть много приличных людей, не может не быть». Русским она такую возможность не оставляет.