August 24th, 2015

зима

Первые строки

Перед писателем чистый лист, в его голове сложившийся замысел крупного произведения: известны характеры, конфликты, повороты сюжета, развязка, он видит внутренним взглядом будущую историю, но – сразу проблема: как начать? Подчеркиваю, не с чего (первая сцена давно сформировалась в голове писателя), а как? С каких слов?
Первые строки очень важны, они задают тон и темп всего произведения. В идеале – это нерв истории и глазок, сквозь который просматривается насквозь будущая история.

Вот, пожалуй, самое знаменитое начало, ставшее афоризмом:
«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастная семья несчастлива по-своему». (Лев Толстой «Анна Каренина»)
Коротка фраза, а в ней суть большой серьезной драмы. Она останется зарубкой в памяти читателя на протяжении всего романа.

А вот удивительно простое, но гениальное начало, которым сразу все сказано. Каждое слово в масть! Нерв и смысл произведения, и даже характеры персонажей ясны мгновенно. Остается только восхищаться:
«Я пригласил вас, господа, с тем чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор». (Гоголь «Ревизор»)

Еще один прекрасный пример. Представьте, вы открываете совершенно неизвестную книгу, в качестве названия – женское имя. Такая книга может быть о чем угодно. И тут вы читаете первые строки:
«Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел. Грех мой, душа моя. Ло-ли-та: кончик языка совершает путь в три шажка вниз по небу, чтобы на третьем толкнуться о зубы. Ло. Ли. Та»  (Набоков «Лолита»)
Опять же, тональность и нерв произведения переданы мгновенно, а сразу ясно, что речь пойдет о греховной страсти.

И несколько примеров в качестве теста. (Ответы под катом).
1.     «В 1978 году я окончил Лондонский университет, получив звание врача, и сразу же отправился в Нетли, где прошел специальный курс для военных хирургов».
2.     «В пять часов утра, как всегда пробило подъем – молотком об рельс штабного барака. Прерывистый звон слабо прошел сквозь стекла, намерзшие в два пальца, и скоро стих: холодно было, и надзирателю неохота было долго рукой махать».
3.     «Мелеховский двор - на самом краю хутора. Воротца со скотиньего базу ведут на север к Дону».
4.     «Говорили, что на набережной появилось новое лицо: дама…..»
5.     «Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова. Долгая зимняя ночь прошла незаметно; сели ужинать в пятом часу утра».
6.     «Однажды весной, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина».
7.     «Старик рыбачил один на своей лодке в Гольфстриме. Вот уже восемьдесят четыре дня он ходил в море и не поймал ни одной рыбы».
8.     «Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед».
9.     «Мистер и миссис Дурсль проживали в доме номер четыре по Тисовой улице и всегда с гордостью заявляли, что они, слава богу, абсолютно нормальные люди».
10.  «В восемнадцатом столетии во Франции жил человек, принадлежавший к самым гениальным и самым отвратительным фигурам этой эпохи, столь богатой гениальными и отвратительными фигурами».
11.  «– Убей его. Пристрели! Задуши! Размозжи голову! Делай, что хочешь, но он должен умереть!»

Collapse )